воскресенье, 5 апреля 2020 г.

The Best of Abi Zeider. Sintez Records ‎– 3-029-C-6, RiTonis ‎– S60 32241 005, 1991

12''
C60 32241 005
(c) 1991
Genre/style: jazz, smooth-jazz, easy listening

1. Tule Tagasi Sorrentosse / Come Back To Sorrento
2. Salaarmastus / Secret Love
3. Talverõõm / Our Wonderful World Of Love
4. Head Ööd / Good Night
5. Õnnelik Maailm / What A Wonderful World
6. Sa Oled Mu Laul / You Are My Song
7. Ornament

1. Tasa Heliseb Kelluke / The Sleigh Bell Is Softly Jingling
2. Karusselliviis / Love Makes The World Go Around
3. Imedemaa / Wonderland By Night
4. Avamäng Ooperile "Sevilla Habemeajaja" / Overture To The Opera "The Barber Of Seville"
5. Polovetsi Tütarlaste Koor Ja Tants Ooperist "Vürst Igor" / The Stranger In Paradise
6. Fantaasia Trompetile "Estremadura" / Fantasy For Trumpet "Estremadura"


Из трех больших пластинок выдающегося советского эстонского музыканта, трубача Аби Зейдера (1920-1999), выходивших при его жизни, только эта имеет название. Все они являются по задумке альбомами (включая и 10-дюймовую), но по сути являются тем самым The best of. И это название, бест оф, как на русском, так и на английском, на эстонском имеет не прямой, а переносный смысл. Не то чтобы это было лучшее из творчества Аби Зейдера за какой-то период, а Аби Зейдер выбрал лучшие произведения от некой когорты композиторов и исполнителей. И сделал их своими, ввел в свой репертуар. И в этой когорте и Чарли Чаплин, и Курт Вайль с "Трехгрошовой оперой", и Камил Хала. Конечно, утрирую. Эта пластинка - компиляция, но обладающая куда большей целостностью и концептуальностью, нежели довольно известная на всем просторе бывшего СССР пластинка 1984 года.
Поэтому ничего неожиданного на этом диске найти не получится, только если вы никогда не слышали выходивших на разных миньонах и 10-дюймовках записей оркестра Эстонского радио, ансамбля "Вариола" и прочих культовых в нынешней независимой Эстонии коллективов. С эстрадным оркестром Эстонского радио на пластинке все записи.
Итак. Купить пластинку Аби Зейдера есть смысл. Всё ожидаемо и даже предсказуемо. Пожалуй, за исключением пары моментов.
"Князь Игорь" Бородина на второй стороне. Трудно подсчитать, сколько версий этого фрагмента все мы слышали, но Аби Зейдер удивляет. Джазовое прочтение, безусловно. Но труба не звучит в перевес оркестру, а, наоборот, тонет за счет очень мягкого звука, в этом отношении совсем не джазового (вот Давид Семенович Голощекин в таких местах режет прямо лезвием, если вы понимаете, о чём речь). Сравнивать с другими гениями, Яаном Куманом или Гунарсом Розенбергсом, тоже, наверное, некорректно. Почерк иной.
И второй момент. Эстрадным оркестром Эстонского радио на этих записях дирижируют три культовых фигуры советской лёгкой музыки - Александр Рябов, Петер Саул и Пауль Мяги. Три поколения. Рябов - бешеные ритмы и босса-нова 1960-х, Петер Саул - расцвет эстонской эстрадной музыки начала 1970-х, Пауль Мяги - возвращение эстрады к камерным истокам в 1980-х. Причем Пауль Мяги дирижировал Эстрадным оркестром Эстонского радио уже тогда, когда Аби Зейдер формально перестал быть его солистом. Догадались? Темы из "Князя Игоря" и "Севильского цирюльника" записаны как раз с Мяги, "Вернись в Сорренто" и "Ты моя песня" - с Саулом, What a Wonderful World - с Рябовым.
Техническая деталь - несмотря на то, что выпущена пластинка в 1991 году в Латвии (кооператив RiTonis), матрицы у нее фирмы "Мелодия" С60 32241 005. Цифра 6 свидетельствует о том, что выпуск альбома был, так сказать, плановым.

This is compilation of iconic soviet and estonian jazz trumpeter Abi Zeider.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ:

вторник, 31 марта 2020 г.

Государственный эстрадный оркестр Армении, худ. рук. К. Орбелян. 33С60-09733-34, Мелодия, 1978



12''
33С60-09733-34
(c) 1978
Genre/style: jazz, jazz-soul, jazz-funk

A1. Сто часов счастья
A2. Твои следы
A3. Назан яр
A4. Восход солнца
A5. Ты моя песня

B1. Силуэт
B2. Шум берез
B3. Весенний экспромт
B4. Вокализ
B5. Спасибо жизни

След Константина Агапароновича Орбеляна в советской и мировой джазовой музыке - как след ладони на застывающем бетоне. Бесполезно что-либо делать, он все равно останется. Впечатление от этой пластинки эстрадного оркестра Армении под руководством Константина Орбеляна - терпкое и длительное, как хороший иджеванский коньяк, сладкое, приторное, как ереванское мороженое, бодрящее, леденящее, возвращающее к жизни, как вода из питьевого фонтанчика где-нибудь у Каскада. Слишком много осталось в Ереване мест, связанных с деятельностью Константина Орбеляна, взять хотя бы те самые фонтаны на Площади Республики или сквер у вокзала.
Да, эта пластинка переоценена, да, за ней охотятся, да, пытаются раздуть цену и попросить безумных денег. Но стоит ли она того? Денег - нет, а внимания - безусловно. 
Вся сила Константина Орбеляна состоит в том, что звучание его оркестра есть канон, довольно стабильный на всем протяжении имеющихся у меня записей (со второй половины 60-х по начало 80-х). Но вот остальное не есть канон ни в коей мере. И это правило, постулат, образ жизни. Хорошие духовые в звуке и всегда легкая приподнятость. А вот песни, солисты, репертуар - вариативно, причем творчески, не под копирку. 
Помимо "Сто часов счастья" в исполнении Аллы Пугачевой (безусловная вершина Аллы Борисовны, даже сотрудничество с Зацепиным, Горобцом и Николаевым не позволило подобраться к этой открытости и убедительности вокала) обратить внимание хочется на "Твои следы" и "Шум берез". Эти песни настолько укоренились в сознании в исполнении Вадима Мулермана и Раисы Мкртчян, что слышать их в прямом смысле в альтернативных версиях довольно необычно. Смелость Орбеляна состоит в способности доверить безусловные шлягеры солистам, имя которых как обывателю, так и интересующемуся человеку не скажет ровным счетом ничего. Так и здесь - Эдгар Карапетян и Наталья Синельникова. Про вещи в исполнении Заро Тоникян и Татевик Оганесян даже не говорю развернуто - всё в их стиле, сдержанно, качественно, очень уважительно к материалу и неповторимо. И, конечно, инструментальные вещи. Кому-то кажется джаз, кому-то фанк, кому-то легкие эстрадные темы. Но там много меди и орбеляновского задора.
Единственное, что значительно снижает впечатление - разница в уровне и качестве записи отдельных треков этой пластинки. Потому она воспринимается не как альбом, а как сборник. Но это проблема многих советских пластинок. Эта - не исключение.
Купить данную пластинку фирмы "Мелодия" настоятельно рекомендую. Но не за ту цену, которую за нее просят сейчас некоторые дельцы от фанка на всемогущем дискогс.

вторник, 7 января 2020 г.

Дос-Мукасан, вокально-инструментальный ансамбль п/у М. Кусаинова, 33С60-07677-8, Мелодия, 1976

12''
33С60-07677-8
(c) 1976
Genre/style: pop rock, folk rock, psychedelic rock

Бетпак дала
Ахау бикем
Аяулым
Лэилим
Туган жер
16 кыз
Куэ бол
Сулу кыз
Куанышым менин

В его родном городе Алматы ансамбль "Дос-Мукасан" что-то вроде городской легенды. О нем знают абсолютно все. Как и про то, что собрались они в политехническом институте, много играли в 70-х, да и в последние годы не растеряли былого авторитета во всех смыслах этого слова. Еще бы - первый казахский вокально-инструментальный ансамбль, записавший большую пластинку (у других до этого были лишь 7-дюймовки и 10-дюймовки). Но, рискну предположить, секрет популярности и уважения (для казахов последнее гораздо важнее) заключается несколько в другом. Лучше всего поразмышлять об этом у памятника великому казахскому композитору и дирижеру Нургисе Тлендиеву. В солнечную погоду он поблескивает, вскинутая вверх рука с дирижерской палочкой бросает в глаза прохожим яркие блики. В пасмурную туманную погоду, что для Алматы не редкость, темный памятник кажется еще темнее и словно венчает вершиной окружающий его сквер. 
Именно вещь Тлендиева "Куэ бол" на этой пластинке я бы назвал той самой связующей ниточкой, которая помогает дать ответ на многие вопросы. Она как "Дороги" А.Г. Новикова на 10-дюймовке "Поющих гитар", можно и другие подобрать примеры. Трек, позволяющий, условно говоря, пройти худсовет, набраться уважения у старших коллег из академической среды и при этом оказаться в тренде. Не стоит кривить душой, "псевдоклассические" вещи Нургисы Тлендиева, написанные им для возглавляемого им же оркестра, не такие и отсталые, как могли бы подумать скептики. Плюс обработки народных песен. Даже в XXI веке народная музыка в самых теплых бывших советских республиках в почёте.   
Что можно увидеть и услышать на этой нечасто попадающейся пластинке фирмы "Мелодия"? Почему стоит купить пластинку "Дос-Мукасан"? Фото на фоне алма-атинского ущелья. Органола вместо народных инструментов, "ватное" приятное звучание, необычная подача материала со слегка "выпирающими" гитарами, качественный вокал на казахском языке (за исключением одной песни со своеобразными вкраплениями русскоязычных фраз). Самая интересная штуковина - заглавная тема "Бетпак дала". Трудно охарактеризовать ее жанрово или стилистически. Некая эклектика бита и психоделических рок-переливов с традиционными казахскими мелодиями, со сменой настроений и рисунка. Длинная тема, как протяженный по своей территории Казахстан с горами, степями и пустынями, снежными вершинами, с ветряными электростанциями, высохшими ручьями и городами, по масштабу превосходящими многие европейские. В аннотации написано, что вещь посвящена освоению бескрайних просторов Казахстана. Верится. Идеологически правильно.
На пластинке есть и отсыл к стилистике более ранних записей ансамбля (до сих пор любимой среди казахов всех возрастов "Той жыры". Это "Лэйлим" и "16 кыз". Здесь и задорный мотив, и бит, и в случае "Лэйлим" - ниточка в прошлое, к творчеству Акан Сэрэ, казахскому акыну или, если будет угодно, ашугу или барду.
Подытожу. Безусловно, интересная и знаковая пластинка фирмы "Мелодия". Категорически не поддерживаю группу товарищей (хотя никакие они мне не товарищи), которые активненько через ушляков из постсоветских республик скупали этот альбом, раздули цены до заоблачных. А потом запустили легенду. Мол, дорогая эта пластинка, до 500 баксов стоит, а потому, пролетарии, покупайте переиздания новоделы на Недоставаемое и Совьет тьфу граль, будет дешево, а качество выше. Не ведитесь на уговоры. Пластинка была выпущена не такими и малыми тиражами на АЗГ и ТЗГ, переиздавалась. Конечно, уровень фанатизма в Казахстане зашкаливает, но это не уменьшает вероятность ее попадания где-нибудь в других странах и на других континентах. Купить пластинку "Дос-Мукасан" можно, главное, терпение.

This is rare soviet LP by Dos-Mukasan ensemble. Not reissue, only original edition on Melodia label.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ:

воскресенье, 21 июля 2019 г.

Адмиралтейский наш завод (Е. Попов, Э. Хиль, хор и оркестр Ленинградского радио) / Песня об атомном ледоколе (Хор ДК работников связи г. Ленинграда) Фабрика "Пластмасс" 1967-1968, 1959

10'' Shellac, 78 rpm
1967/1968
Фабрика "Пластмасс", Ленинград (c) 1959
Genre/style: vocal, pop

Адмиралтейский наш завод - Е.Попов, Э.Хиль, хор и оркестр Ленрадио, дирижер А.Владимирцов

Песня об атомном ледоколе - хор ДК работников связи г. Ленинграда, худ. рук. Ю.Меркулов








Рано или поздно в этом блоге должен был появиться пост о пластинке на 78 оборотов. Просто этот пласт отечественной культуры трудно отделить от всего того, что последовало за ним, а, точнее, от советской эстрады 1960-70-х годов во всех ее разнообразных проявлениях. Признаюсь, являюсь большим поклонником записей артели "Пластмасс", которая существовала в Ленинграде с конца 1940-х по конец 1950-х годов, не считая периода начала 1960-х, когда самостоятельные записи артель делать прекратила и стала печатать пластинки с матриц ВСГ. На этих артельных пластинках звучит разная музыка. И танцевальная, и эстрадная, и юмористы. Много песен с намеками "ниже пояса", подцензурные шедевры, много неожиданных вариантов записи московских артистов с собственным оркестром артели, которым руководил Анатолий Бадхен. В артели вышла первая запись "Эдыты" Пьехи. Благодаря артельным пластинкам мы можем представить и масштаб гения Глеба Романова. Всё это - тема для отдельного разговора и, пожалуй, присказка немного затянутой вышла.

Запись с этой пластинки широко известна в сети, как и сама пластинка, например, на сайте russian-records.com можно найти подробный разбор и оцифровку. Но почему-то на момент написания этого поста статья Википедии, посвященная Эдуарду Анатольевичу Хилю, как и подборка его дискографии на всемогущем discogs.com начинают отсчет выхода его записей примерно с 1963 года. Даже официальная биография Хиля указывает в качестве первой его эстрадной песни указывается "Себежаночка". Хотя по этой пластинке мы видим, что все произошло гораздо раньше, в 1959 году. "Адмиралтейский наш завод" - так называется песня, исполненная Эдуардом Хилем вместе с неизвестным мне Е. Поповым. Было это во время учебы Хиля в ленинградской консерватории. И позднее Э.А. Хиль исполнял подобные официальные вещи, взять хотя бы тот же самый гимн вагоностроительного завода им. Егорова. Так что  плане репертуара здесь всё более или менее понятно.

Уникальность релиза состоит в том, что он комплектуется оригинальным конвертом, что для патефонных пластинок редкость. У той же артели "Пластмасс" мне были известны оригинальные конверты (с трек-листом или пометками, касающимися релиза) только для долгоиграющих пластинок, отпечатанных с матриц Всесоюзной студии грамзаписи, в том числе и уже в момент существования фирмы "Мелодия". Но для патефонных пластинок артели на 78 оборотов такой мне попадается, признаюсь, впервые, в том числе, возможно, и потому, что не совсем патефонные пластинки попадают в поле моего интереса. На конверте, который был изготовлен на основе стандартного конверта артели "Пластмасс" путем надпечатки в типографии Адмиралтейского завода, обозначены тираж и дата. 16.12.1959, 1600 экземпляров.

Согласен со всем, что коллеги пишут относительно записи на russian-records.com. И про то, что пластинка не продавалась, а предназначалась для вручения в качестве подарка или поощрения (об этом говорит отсутствие цены на яблоках), про то, что приурочен выход записи к спуску на воду ледокола "Ленин". Однако все-таки выскажу вслух некоторые дискуссионные моменты. Ледокол "Ленин" спущен на воду в 1957 году, а пластинка вышла в 1959-м. Чего-то мы не знаем. Согласен, что запись произведена на Ленинградском радио. Собственная студия артели в 1959 году, вероятнее всего, уже ничего не записывала. Да и качество звука, несмотря на наличие характерного эффекта "потолка", не такое сжатое, как у записей артели. Однако почему вышло так, что с этими же номерами, 1967 и 1968, выходили и достаточно часто попадаются другие пластинки артели "Пластмасс"? В какой из студий Ленинграда была произведена эта запись? Не была ли она сделана специально для печати данной пластинки? И чисто технический момент. Матрица второй стороны имеет, помимо нацарапанных технических пометок, характерных для артели, еще и префикс - 1968-2. Таким префиксом на более ранних пластинках артели помечен вариант записи. Более того, на совсем ранних пластинках под одним номером и разными префиксами скрываются, соответственно, разные варианты записи, это по многим признакам подчас заметно (с префиксами по номерам - более поздние, когда предшествующие матрицы были изношены). Спрашивается, если первоисточник вариантов 1 и 2 был один, магнитофонная запись с Ленинградского радио, то зачем вообще было делать эти префиксы? Тем более, насколько мне понятно из немногочисленных сообщений из сети, никому и никогда пластинка с первой матрицей не попадалась.

И, наконец, немного о самих записях, особенно с участием Эдуарда Хиля. Безусловно, это совсем не тот Хиль, которого мы знаем даже по ранним записям песен Андрея Петрова. Однако мажорность, специфическое протягивание гласных звуков на окончаниях слов, узнаваемый творческий почерк - всё на месте. Даже если отбросить патриотический налет, исполнено очень качественно. Вне всяких сомнений, это тот самый Мистер Трололо. И такая необычная его первая запись, вышедшая на грампластинке.

Что интересно, эта песня Эдуарда Хиля мне не встречалась ни на одном из его сборников на CD, среди которых особо рекомендую тематическую серию песен советских композиторов в исполнении Эдуарда Хиля. Купить серию можно на Ozon.ru.

Слава советским судостроителям!

This is the first shellac records of Eduard Hill, famous Mr. Trololo, created in 1959. This record is limited edition. It was hymn of Leningrad Admiralteyski shipbuilding plant.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ:

понедельник, 1 июля 2019 г.

Мелодия "Лабиринт", 33 С 60-05277-8, Мелодия, 1974

12''
33 С 60-05277-8
(с) 1974
Genre/style: jazz, jazz-funk

Лабиринт
Марина
Ленкорань
Огненная река


Не будет преувеличением сказать, что по-настоящему всемирно известных релизов среди пластинок фирмы "Мелодия" не так и много. Конкретнее, совсем мало. Пара хрестоматийных изданий классики, что-то невнятное из лицензионных релизов, так или иначе проскакивающих в различных каталогах. Плюс Пугачева, ансамбль Александрова, Людмила Зыкина, чьи записи разошлись (вполне заслуженно) гигантскими тиражами. Потому вдвойне или втройне ценнее такие вот релизы. Знакомьтесь, кто еще не в теме. Ансамбль "Мелодия" и самая известная советская джаз-фанковая пластинка "Лабиринт". Георгий Гаранян, Игорь Кантюков, Алексей Зубов, Борис Фрумкин, Константин Бухгольц, Александр Симоновский, Геннадий Петров, Леонтий Черняк, Константин Носов. Золотой состав и золотая эта подобных записей в Европе, особенно Восточной Европе. Причем аранжировки даже более смелые, а местами и в хорошем смысле более фривольные, чем у того же оркестра Густава Брома или джаз-оркестра RTB, не говоря уже об оркестре Электрекорд или оркестре Вилли Казасяна, при всем восхищении этими достойнейшими коллективами.
В чем же секрет появления этой записи? Ансамбль "Мелодия", только-только возникший из недр оркестра под управлением Вадима Людвиковского, полон энергии. Еще не изъезжены вдоль и поперек оркестровые приемы при записями с вокалистами - а подсчитать общее число релизов, записанных с участием ансамбля "Мелодия" и в целом команды единомышленников под руководством Гараняна и Фрумкина не представляется возможным, этих релизов тысячи. Хочется напомнить, что примерно к тому же периоду, что и "Лабиринт", относятся записи ансамбля "Мелодия" с Владимиром Высоцким. Зубов и Кантюков в них выступили не только музыкантами, но и аранжировщиками. Напор, медь, разухабистость, некоторая уверенность в себе, причем безудержная - все в этих записях имеется. Вообще в тот период, примерно с 1973 по 1977 год, у ансамбля "Мелодия" собственный, совершенно фантастический почерк, вся эта прифанкованность, на мое ухо - даже элементы рока, энергии, протеста. И это вполне легально, под благовидной вывеской фирмы "Мелодия".
Что же, немного и об этой пластинке ансамбля "Мелодия", хотя о ней написано уже столько, что мои скромные мысли рискуют просто затеряться.
Глубоко убежден, что на пластинке "Лабиринт" есть два "слоя", две составляющих. Первую можно составить из первых треков с каждой из сторон. "Лабиринт" с переливами бас-гитары, своеобразным разворачивающимся, словно скатерть-самобранка, музыкальным рисунком. От басовой поступи с налетом гитарной примочки, записанной грязно, с перегрузом, к аккуратной начинке, подчеркнуто изысканной, лишь с налетом гитарной грязи, словно нить Ариадны ведет вперед и вперед. И завершение очень неожиданное, ведь интуитивно просится некоторая симметрия с началом пьесы, но ее нет, то есть назад скатерть-самобранку никто уже не закручивает.
Вторая пьеса, на которую необходимо обратить внимание - "Ленкорань". Как легко догадаться, посвящена она небольшому городку на юге Азербайджана, столице Ленкоранского ханства. Нет, конечно, это не джаз-мугам от Вагифа Мустафа-заде. Ансамбль "Мелодия" даже близко не подбирается к этому совершенно неповторимому океану. Но восточный колорит присутствует и составляет основу пьесу, лейтмотив, музыкальный рисунок. Причем рисунок очень яркий. Здесь прямо чувствуется прогулка мимо Ханского дворца, свернуть в центральную часть городка, выйти на набережную Каспия, вдохнуть воздух, посмотреть на перевернутые волнами бетонные блоки, и обратно окунуться в суету восточного гостеприимного города. Причем этот музыкальный рисунок, как узор на восточном ковре, в чем-то повторяется из раза в раз. Так и здесь, из квадрата в квадрат узнаваемые сочетания, но каждый раз неожиданно обновленные, словно игра уличного музыканта у восточного колоритного рынка.
"Марина" и "Огненная река" - это второй слой альбома. Налет романтики и попытка успокоить сознание после действительно яростных пьес.
Еще занятна обложка оригинального издания Всесоюзной студии грамзаписи. Коллектив карабкается по стенам той самой церкви, которая многие годы служила главной студией СССР. Это здание можно увидеть и на обложках других альбомов.
Однозначно рекомендую купить в коллекцию пластинку ансамбля "Мелодия". Отличный подарок и отличный джазовый артефакт вне времени и пространства. В 2013 году фирма "Мелодия" переиздала на виниле этот альбом. Если покупать новую пластинку, то без всяких посредников купить на Ozon.ru. Если искать винтажный экземпляр, то придется приготовиться к тому, что в отличном состоянии купить эту пластинку фирмы "Мелодия" не так и просто.

This is famous jazz-funk album "Labirint" by legend soviet ensemble "Melodia".

ЧИТАТЬ ЕЩЕ:

воскресенье, 2 июня 2019 г.

Людмила Зыкина, 33CM 02081-2, Мелодия, 1970


12''
33CM 02081-2
(с) 1970
Genre\style: vocal, folk, pop, jazz-folk

Песня о Ленине
А там вдали моя Россия
Неизвестный солдат
Ветераны
Журавли летели
А лес стоит загадочный

Половодье
В парке у Мамаева кургана
Пролетают гуси над Таймыром
Скажи, сынок
Будет радуга
Гололедица
Ты за мной ходи не ходи


Если всерьез говорить о Людмиле Георгиевне Зыкиной (1929-2009) и о джазе, то в первом приближении может показаться, что никаких точек соприкосновения у этих двух вселенных не отыскать. Напрасно. Когда Людмила Зыкина поет джаз, то это заставляет по-иному взглянуть на ее творчество и на обширнейшую дискографию. Разочарую тех, кто представляет себе джаз как нечто улюлюкающее с саксофончиками, ярыми импровизациями и прочей колбасой: этим здесь не пахнет. Зато все остальные атрибуты на месте. И музыкальный инструмент как продолжение голоса, и вокальный подтекст, и нотки босса новы, и нечто баянное, что мы встречаем у эстрадником, правда, аккордеонистов - того же Евгения Выставкина или Хельдура Яакона, или, позднее, у опять-таки эстонца Хенна Ребане. Конечно, фолк, конечно, не в чистом виде джаз и требуется кропотливое вдумчивое прослушивание, чтобы обнаружить и удивиться. Спорно. Но оно есть. И точка.
Наверное, те, кто загружают новые релизы на дискогс и пишут к ним атрибуты, даже не слушают те пластинки, о которых пишут. Ибо в течение долгого времени, целые годы, на дискогс эта пластинка Людмилы Зыкиной фирмы "Мелодия" атрибутирована как classical/contemporary. Охренеть! Нужно быть либо глухим, либо в высшей степени безграмотным. И, если совсем честно, то даже исправлять ничего не хочется.
Зыкина, безусловно, берет не репертуаром, а манерой прочтения. В ее исполнении мастерски стилизованные под народные или псевдонародные песни обычные эстрадные вещи становятся почти неузнаваемыми. Теряется всякая связь с оригинальным исполнением. Причем на этой пластинке Зыкина уже не та, что на записях начала 60-х. Уже исчез наигранный задор, появилась вдумчивость, пропали упрощения, которые мы слышим, например, в "Оренбургском пуховом платке" на стихи Виктора Бокова. На этой пластинке слышится зрелый эстрадный мастер со своим мнением, своей точкой зрения на песню. Та же "Песня о Ленине", по которой часто называют эту пластинку. Там и волжский утес, и Симбирск, и Ульянов, который еще не Ленин. Но удивляет отсутствие наигранного пафоса. Напротив, сдержанно, даже слишком. "Неизвестный солдат", "В парке у Мамаева кургана", "Пролетают гуси над Таймыром" запомнились именно благодаря исполнению Зыкиной, стали своего рода штампами, хотя правильнее здесь было бы употребить слово "эталон". В исполнении песен гражданской тематики у Зыкиной вокальные данные, нажим, голосовая атака уступают место внутреннему прочтению, сопереживанию тексту, передаче этого сопереживания слушателю. Наверное, в этом и состоит секрет того, почему многие песни (в том числе и упомянутые) стали из эстрадных псевдонародными, а затем уже безо всяких псевдо - поистине народными, даже несмотря на их объективную трудность для исполнения.
И все же о джазе. "А лес стоит загадочный". Максимально упрощено инструментальное сопровождение, все остальное Зыкина делает голосом. Вытягивает, точнее, дотягивает то, что в других известных нам версиях этой песни (например, в исполнении Галины Ненашевой) делает оркестр. Разухабистая эстрадная баллада у Зыкиной становится почти камерной вещью, где она отбрасывает все эстрадные уловки. Вокал как бы спорит с баянами, а затем оттеняет их на припеве. Причем начало припева, если послушать отдельно, чем-то напоминает аутентичные русские народные плачи и вопли, столь тщательно реконструируемые некоторыми народниками. Такой же медленный выдох, протяжное звукоизвлечение, с надрывом, но не силовым, а душевным.
Совершенно уникальна, на мой слух, "Ты за мной ходи не ходи", ставшая шлягером в исполнении Ларисы Мондрус. Здесь своё берет аранжировка под босса нову. И сама Зыкина, которая не прибегает к крику, вокальным ухищрениям, а старается петь по-советски, упрощенно, в хорошем смысле эстрадно. И получилось то, что получается, когда Зыкина поет джаз.
Если мне память не изменяет, то лет десять назад за этой пластинкой вдруг начали охотиться, потом, правда, поутихло. Не из-за этих ли джазовых штучек? Не удивлюсь.
Снова поражаюсь, как отличается звучание экспортных пластинок фирмы "Мелодия". Эта копия - на тяжелом виниле, дабл леттеринг "Мелодия". Пластмасса даже отличается, более гладкая, что ли. И пропечатка такая, что даже ближе к концу стороны искажений почти нет, хотя на обычных мелодиевских пластинках это обычное дело. Купить пластинку фирмы "Мелодия" в экспортном варианте с записью Людмилы Зыкиной, в принципе, несложно, их наштамповали от души. Но почему-то именно эта пластинка встречается нечасто. Зато некоторые песни можно купить в хорошем качестве на CD, например, на Ozon.  

вторник, 8 января 2019 г.

Солисты Татарской филармонии и инструментальный ансамбль "Радость" ("Шатлык") "Для тебя", Мелодия, С60 20449 001, 1983



12''
С60 20449 001
(c) 1983
Genre\style: pop, vocal, folk

Новая Казань
Дикие гуси
Свадебная
Счастье
Где ты была?
Дорожная

Для тебя
Почему я тебя люблю
Слушая мелодию кукушки
Песня весны
Мои знакомые ивы


Альфия Авзалова (A6, B1), 
Вафира Газитуллина (A2-A4), 
Гали Ильясов (A1), 
Зинур Нурмухамедов (B4, B5), 
Минхамет Гилязов (A5), 
Римма Ибрагимова (B2, B3)

В очередной раз удивляюсь гнилым душонкам и безграмотностью небезызвестных дельцов с discogs.com. На 8.01.2019 одним из продавцов этот релиз во всех его вариантах упорно и методично атрибутирован как jazz,funk. Какой в жопу джаз? Какой в жопу фанк? Одумайтесь, товарищи! Да не могло быть такого принципиально записано на Ленинградской студии грамзаписи фирмы "Мелодия" в то время, а звукорежиссерский почерк Виктора Динова в этой записи угадывается безошибочно. К записям, шедшим из Ленинграда на худсовет Всесоюзной студии грамзаписи, придирались по полной программе, как и к артистам, записавшим те или иные произведения. По этой самой причине, будет вам известно, ни Мария Леонидовна Пахоменко, ни Эдуард Анатольевич Хиль так и не стали народными артистами СССР, безобидный "ленинградский" цикл Давида Семеновича Голощекина идет с некоторыми цензурными купюрами. Список фактов можно перечислять бесконечно.
Если не джаз и не фанк, то что? Великолепный поп-фолк, с разухабистыми аранжировками, приджазованными, но одновременно и прилизанными до неприличия. Чтобы Гали Ильясов пел фанк или джаз? Его "Новая Казань" очень самобытна. Но нет. "Счастье" и "Дикие гуси" в исполнении Вафиры Газитуллиной выделяются именно народным, довольно ненаигранным задором, естественностью татарского языка, где велика доля своеобразных горловых звуков. Прямая противоположность - Зинур Нурмухамедов ("Песня весны", "Мои знакомые ивы"). И сама мелодия, и манера подачи очень спокойные, разбавленные лишь теми самыми джазовыми "украшательствами".
Однозначно - прекрасная поп-фолковая пластинка, представляющая молодое (на середину 1980-х годов) поколение татарских исполнителей. Теперь что касается там же, на дискогс, сделанных пометок, что это якобы limited edition, 1000 копий и все такое. Какой в жопу лимитед эдишн, если вышло два тиража на Ленинградском заводе (если не ошибаюсь, по 5000 копий), затем четыре или пять тиражей и даже второе издание на Ташкентском заводе по 1000-2000-2500 копий. Что получается суммарно? Весьма внушительная цифра. И еще раз отмечу: цифры на конверте обозначают тираж самого конверта, а не тираж конкретного издания. Тиражирование конвертов часто велось в разных типографиях (если есть сомнения, просмотрите издания альбома группы Кино "Ночь", там отметки о тиражах конверта и даты сдачи в печать говорят о многом). 
Зачем всё это сделано ушлыми Дмитриями, Юрами, Марками, Василиями и прочей шушарой? Ясное дело, зачем. Желание впарить на дискогсе якобы фанк и якобы джаз лопоухим российским и заграничным гражданам. Купить пластинку фирмы "Мелодия" на таинственном татарском языке, посмотрев на жанр и приторное описание, поставить на проигрыватель и услышать прекрасную музыку, но совсем не ту. Как говорится, без лоха и жизнь плоха. Будьте осторожны, обходите этот лошфарм стороной, включайте уши и мозг.

This is very interesting album by group 'Shatlyk' and Tatarstan state philarmonia singers.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ:

понедельник, 7 января 2019 г.

Алексей Рыбников "Юнона" и "Авось" С60-18627-30, Мелодия, 1982


2LP 12''
С60-18627-30
(c) 1982
Genre/style: stage and screen

"Юнона" и "Авось". Опера
"Юнона" и "Авось". Опера (продолжение 1)
"Юнона" и "Авось". Опера (продолжение 2)
"Юнона" и "Авось". Опера (окончание)

Писать рецензии на заведомо хрестоматийные произведения, всенародно любимые, ставшие классикой, дело изначально сомнительное. Но все же. Рок-опера (точнее, мюзикл) Алексея Рыбникова в многочисленных изданиях на грампластинках фирмы "Мелодия" - 100% брак. Разошедшийся гигантскими тиражами брак. Причем простительно подобное для первого издания, ведь в последующих, учитывая опыт и замечания, брак первого издания обычно исправляется. В любой цивилизованной стране именно так, с немецкими или британскими прессами. При всей моей нелюбви к "цифровым" изданиями фирмы "Мелодия" по технологии DMM, их суховатому плоскому звучанию, в случае с "Юнона и Авось" предпочтение отдаю именно N-ому переизданию Апрелевского ордена Ленина завода грампластинок. Почему? Все просто. 
Запись "Юнона и Авось" настолько некачественно выведена на мастер-диск, а затем и на матрицу, что звучит отвратительно. Если точно, то шум отвратительного качества пластмассы мы слышим вместо всех тихих мест или фрагментов, где предполагается полная тишина. Издание Ленинградского завода этим очень грешит. Несколько "закадровое" звучание ряда мест, шепот, звуковые картины - это, безусловно, часть художественного замысла постановщика и звукорежиссера. Но ругать гениев - неблагодарная затея. Остается лишь посетовать на недальновидность. По сути, примерно треть записи, особенно первая и четвертая стороны, фрагменты середины третьей стороны - тишина. Шум пластмассы. Потрескивание пыли. Невнятные призвуки. Импрессионизм записи хора превращается в атрибут того самого 100% брака. Неужели нельзя было уровень вывода записи на диск хоть немного поднять, предполагая, какого качества будут издания?
Таковы классические издания и переиздания "Юнона и Авось" на грампластинках фирмы "Мелодия". Те самые, с глубокой канавкой, изданные классическим способом с матрицы, стиражированной изначально с лакового диска. 
Что в переиздании все на той же фирме "Мелодия"? Оставил переиздание АЗГ 1991 года с белыми яблоками. Три стороны из четырех - отпечатаны с матриц по "цифровой" технологии DMM. В том числе четвертая матрица имеет маркировку 1-5 (первая аппаратная, пятое издание матрицы). И могу честно сказать, что впервые смог внимательно расслышать некоторые, доселе скрытые за шумом пластмассы и пыли фрагменты. Причем цифровая технология при наличии тишины "рисует" на металлическом диске просто линию. Этим самым "сжимается" сам объем записи. Именно поэтому стороны, переизданные "цифровым" способом, более чем на 1/3 пустые при том же времени звучания. Представляете? Посмотрите и сравните фотографии! Почти половина пластинки (с белой этикеткой) - пустота, тогда как эта же запись на пластинки с красной этикеткой доходит почти до конца!
Несмотря на цифровуху, великолепно звучит 4-я сторона со знаменитым "тихим" проигрышем и гимном "Аллилуйя любви". Хотя "аналоговое" издание в громкой части звучит целостнее и убедительнее, но все аккуратность этой матрицы, 1-5, не может не восхищать.
Нравится слушать брак? Тишину? Шум пластмассы? Согласен, некоторая романтика во всем этом присутствует. Очень правильно с эстетической точки зрения слушать музыку на том носителе, на котором она была впервые выпущена. Но если хочется именно слушать музыку и понимать ее, правильнее выбрать более совершенные с технической точки зрения варианты.
Про полный разнобой с выходными данными даже не упоминаю: то 1980 год записи, то 1981-й, то 1983 год выпуска, то 1982-й. Чудеса плановой экономики.
А послушать на "Юнона и Авось" действительно есть что. Партия Резанова в исполнении Геннадия Трофимова, очень выразительная с музыкальной точки зрения, с напористым запоминающимся вокалом (известное исполнение соответствующих партий Николаем Караченцовым - совсем иное, актерское). Знаменитая Богоматерь - Жанна Рождественская и все ее четыре октавы, такое ощущение, что никаких вокальных препятствий для нее вообще не существует. Знаменитые партии "Ты меня на рассвете разбудишь" и "Белый шиповник", уже упомянутая "Аллилуйя любви", великолепные электронные синтезаторные проигрыши.
Рекомендую? Однозначно да. Но первые издания и переиздания на грампластинках фирмы "Мелодия" - исключительно в качестве артефакта. Кстати, можно купить переиздание классической версии рок-оперы "Юнона и Авось" на новой грампластинке фирмы "Мелодия" на Ozon или там же различные сборники с разными версиями рок-оперы "Юнона и Авось" (1981 года и 2002 года).

вторник, 25 сентября 2018 г.

Севиль, вокально-инструментальный ансамбль. 33С60-10157-58, Мелодия, 1978




12''
33С60-10157-58
(c) 1978
Genre/style: folk, jazz, vocal

Ёллар = Дороги
Гызыл Узук = Золотое колечко
Гара Гашын Вэсмэси = Сурьма для черных бровей
От судьбы не уйдешь
Во дворце ширваншахов
Севгилим = Любимая
Мугам
Сегодняшний день

Вокально-инструментальный ансамбль "Севиль" - музыкальный проект выдающегося советского азербайджанского джазового музыканта Вагифа Мустафа-заде. Единственный альбом ансамбля - одна из самых переоцененных советских пластинок фирмы "Мелодия". 
Цена этой пластинки по обыкновению у разных московских перекупщиков - заоблачная с бородой. Купить эту пластинку фирмы "Мелодия" не так просто, однако тиражи были не такие и маленькие плюс ажиотаж. Но что заставляет так завышать цены, утверждая, что на пластинке записан какой-то нереально убойный фанк или, того весомее, мугам? Знали бы они, что такое мугам! По сути, никакого фанка там нет.  Всё относительно. Пожалуй, невежество потенциальных покупателей всему виной. Конечно, имя Вагифа Мустафа-заде делает кассу и сегодня, оно же довольно темной страницей выглядит в истории советского и мирового джаза, в истории азербайджанской музыки. Безусловно, это имя заставляет трепетать и сегодня. Вагиф Мустафа-заде - один из самых выдающихся джазовых пианистов всех времен и народов. Экспериментатор с народной азербайджанской музыкой, создатель "джаз-мугама", благополучно (признаемся себе честно) почившего с уходом Вагифа. Да, это ВИА "Севиль". Коллектив, который Вагиф с таким энтузиазмом создал, а вскоре с позором разогнал. На этой пластинке по сути нет ничего, кроме Вагифа Мустафа-заде. Остальное лишь оболочка.
Общаясь с людьми, которые лично знали Вагифа, узнаешь многое, что ранее было всего лишь догадкой, в том числе и по истории его творчество. Его метания между Грузией и Азербайджаном, творческие поиски, знакомство со второй женой и появление дочери - все это с некоторой долей допущения общеизвестно. Его личная творческая трагедия, попытки выйти за грани разумного, выход на фирме "Мелодия" многочисленных пластинок и, наряду с этим, по-видимому неполная удовлетворенность содеянным. Наконец, то, о чем близкие люди и все знавшие Вагифа вежливо предпочитают молчать. Азербайджанские традиции этому очень способствуют.
И все же. ВИА "Севиль" и потрясающие инструментальные пьесы Вагифа Мустафа-заде. Азербайджанская и, особенно, бакинская тема. Дает о себе знать детство в коммунальной квартире посреди современной Ичери-Шехер. Там и Дворец ширваншахов, и все эти "сегодняшний день" и "сурьма на тех самых глазах". И придаток в виде ансамбля, который в других условиях сделался бы звездным коллективом. Если бы еще немного трудолюбия и снисходительность гения, победившего собственные комплексы и установки. Но, увы...