вторник, 25 марта 2014 г.

Эмиль Горовец. ГД 0003271-72, Мелодия, 1972

7'' flexi
ГД 0003271-72
(c) 1972
Genre/style: pop, vocal

Три слова (Н. Рота - р.т. И. Кашежевой)
Как я люблю (греч. - р.т. Л. Дербенева)
Мама (Жиро - р.т. А. Полонского)
Баттерфляй (неизв. - р.т. Д. Иванова)

Эмиль Горовец, безусловно, принадлежит к той категории советских исполнителей, чье творчество нуждается в тщательной переоценке. Сейчас бы его назвали королем ремейков - по моей грубой прикидке более 60 зарубежных хитов он спел с русским текстом, причем эти русскоязычные каверы часто превосходили по качеству и мастерству исполнения оригиналы. И на мой взгляд главным является именно это. Кроме того, по понятным причинам, сейчас очень сложно составит полное впечатление о его дискографии, особенно советского периода - ее обширность поражает (2 LP, пять или, кажется, шесть грандов, порядка 20 миньонов), но вместе с тем есть и много белых пятен.
Это одна из последних пластинок Горовца (с инструментальным ансамблем п/у Бориса Миронова), изданных на фирме "Мелодия" незадолго до его отъезда из СССР в Израиль, а затем в США. Насколько я понимаю, существует пластинка только во flexi варианте, тверденькая EP в связи с антисоветским поведением исполнителя выпущена уже не была.
Что на ней? Во-первых, Нино Рота и тема из "Крестного отца" в переложении на текст Инны Кашежевой. Текст, кстати, тоже не уступает оригиналу, хотя наивность в нем, конечно, присутствует. Горовец поет ярко, красиво проговаривая слова - скажи...три слова... я люблю...
 Про любовь и вторая тема - греческая песня, которая в русском варианте звучит "Как я люблю" - кстати, в новогоднюю ночь 2013\14 по одному из центральных каналов кавер на эту же песню пел и король ремейков Филипп Киркоров, хотя в его версии текст намного слабее (а здесь - Леонид Дербенев). У Горовца была гениальная способность передавать улыбку голосом - здесь чувствуется именно это: ... я тебя заберу... чтобы сказать, как я люблю... Что говорить, прекрасная школа камерного исполнения еврейских песен - это не шутки. Пожалуй, ни одного отечественного исполнителя с такой манерой интонирования не знаю.
Ну и настоящая бомба - Mammy Blue, она же просто "Мама" - в тот период ее исполняли многие, я всегда считал исполнение Хулио Иглесиаса хрестоматийным, потом открыл для себя Карела Готта и вот, Горовец. Потрясающе.

5 комментариев :

Антон Глущенко комментирует...

да, до его отъезда каким-то чудом успели выйти только четыре песни, остальные были зарублены. Однако, он вывез почти все свои песни и оркестровки в эмиграцию, где они ждут своего часа. А по поводу его дискографии-я обобщил имеющиеся сведения (литературные и собственные сборы) по советским, израильским и американским грампластинкам (без компакт-кассет и компакт-дисков), и внёс их в статью про Горовца на Википедии. Если считать первый гранд с еврейскими песнями, вышедший в 1960 году (33Д - 6849-50, 10'), то у него было 5 грандов (+ одна стереоверсия одного гранда).
Интересно, что его его первая пластинка хоть и вышла в СССР (Вос ост ду мир обгетон / Рейзеле, 27568-9), а в 1958 году, в США, ещё до поездки во Францию на празднование 100-летия со дня рождения Шолом-Алейхема, вышел гигант (Jewish Folk Songs, MF 309, 12') с его 12 песнями на идиш (+2 в исполнении Анны Гузик).
Первой песней на русском языке (ремейком), которая вышла в 1962 году, стала композиция "Мексико" (Мексико / Романтики, 38537-8). Сразу был издан стереоминьон с этой композицией. Вероятно, он услышал эту песню в исполнении Клаудио Вилла с пластинки.

Antons комментирует...

Вы явно недооцениваете число релизов Горовца на фирме "Мелодия" до его отьезда. А как же два гиганта (альбома)? Обобщать все вышедшее в мои планы точно не входит. Гранд с еврейскими песнями (кстати, честно скажу, скучноват, стилистика совсем не горовцовская) предваряли несколько патефонных.

Антон Глущенко комментирует...

отчего же, вполне оцениваю, так как владею примерно 2/3 его советских пластинок. Просто про гиганты вы упоминали. Конечно, было два доэмигрантских гиганта- с условными названиями "Сюзанна" 68 года и "Весёлые гитары" 71 года, редко встречающаяся пластинка.
30 78-обороток, 9 миньонов (со стереовариантами больше), 10 флекси это весьма много для такого небольшого периода записи.
А эти еврейские песни он часто исполнял, в том числе и на своем последнем концерте на идиш, данном в 1963 году, в концертном зале гостиницы "Советская". Он был записан на 19 скорости и благополучно издан. Другие еврейские песни в СССР он не записывал, поскольку прекратил по ряду причин свою концертную деятельность как еврейский исполнитель. А гранд с еврейскими песнями также поставлялся на экспорт издательством "МК" и даже переиздавался с ГОСТ 68. Мне кажется, что он записал эти песни весьма проникновенно. Во Франции он записывал ещё песни, с пианистом радиокомитета Наумом Вальтером.
Наверное, он единственный из певцов, песни которого были посвящены женским именам. Ради интереса навскидку я посчитал. Вышло 17: Анела, Джулия, Ирена, Катарина, Кристина, Лайла, Лидия, Магдалена, Маргарита, Марина, Сюзанна, Тереза, Юлия, Имя любимой (Наталья), Наташка, Прощай, Нинетта, Прекрасная Елена.

Antons комментирует...

Переиздания "Мелодии" для "Международной книги" - не новость. Вы не учитываете число сборников, в том числе гибких, компиляций, изданных с матриц гибких пластинок, на тверденьких пластинках. Самый успешный и плодовитый период Горовца - работа с Игорем Кондаковым как аранжировщиком. Например, та же "Веселые гитары" уже менее интересна в музыкальном плане: аранжировки менее танцевальные, чем делал их Кондаков. Что касается женских имен в репертуаре, то это типичный "продюсерский" прием тех лет, мне об этом рассказывали музыканты и администраторы, работавшие в те годы. Особенно "именные" песни пользовались успехом на ресторанных концертах, можно было заработать дополнительные рублики за заказанную песню. Никаких аномалий в этом плане не вижу.

Антон Глущенко комментирует...

Да, в последние годы он записывался с ансамблем Бориса Миронова. Сборники я особо не учитывал, чаще всего на них попадается песня из к/ф "Я шагаю по Москве" (в 8 виниловых и 2 гибких пластинках).
Интересно, что в журнале "Кругозор" никогда не появлялись песни певца. Может быть, считали, что он и так много записывается?

Да, несомненно, работа с Кондаковым- самый яркий период его творчества. Впрочем, аранжировки Валентина Воронинского не уступают им, взять хотя бы те же "Я шагаю по Москве" или "Седьмой этаж". Но по каким-то причинам уже с 1965 года Горовец стал выступать и записываться с ансамблем Кондакова.